Комментарии к заповедям Като Ломб — III.

Заповедь третья:

Никогда не зубри, не заучивай ничего по отдельности в отрыве от контекста

Комментарий Дины Никуличевой:

В отличие от всех предыдущих и последующих тезисов Като Ломб это
совсем короткое и — в силу своей лаконичности — особенно категоричное
предписание. Вместе с тем, оно позволяет задаться целым рядом важных
для изучения иностранных языков вопросов.

  • Как заучивать не зубря и что такое, собственно, зубрежка?
  • Надо ли вообще заучивать наизусть?
  • Как заучивать не «по отдельности»?
  • Как можно наиболее эффективно использовать контекст?

Давайте подумаем об этом вместе. Во-первых, что собственно значит «зубрить»
в отличие от «выучивать»? Толковый словарь русского языка
дает определение «бессмысленно, без отчетливого понимания заучивать
наизусть» и тут же приводит самый, что ни на есть, подходящий к
нашей теме пример из А.К.Толстого: «долбил предлоги и зубрил исправно,
какого каждый просит падежа». (Вспомним, например, что немецкие
предлоги durch, gegen, entlang, fur, ohne, um всегда требуют Аккузатива,
а предлоги aus, auser, bei, gegenuber, mit, nach, von, zu — Датива).
Английское определение понятия «to cram», схожего с русским
«зубрить», звучит так: «to fill the head with facts (without
serious study)» — «забивать голову фактами (от первого значения
to cram «to make too full, push too much into» — «набивать, наталкивать
слишком много чего-либо»). То есть помимо явно негативного оттенка
значения, в определении зубрежки в обоих языках подчеркивается отсутствие
осмысления, понимания, а, кроме того, для английского понятия важно
еще и то, что объем запоминаемой информации неуместно велик, и еще
то, что это не любая информация, а «факты». К «фактам» мы вернемся
чуть позже.

«Выучить» же определяется как «уча, запомнить». По сути, любой процесс обучения имеет своей целью запоминание. По-настоящему выучить — значит перевести изучаемое в бессознательный навык, сделать его элементом неосознанной компетенции.

Что же такое тогда это отличающее зубрежку от выучивания «отчетливое
понимание»?

Осмелюсь предложить собственное видение: выучивание — это введение новых
знаний в контекст
, понимаемый в широком смысле слова.

Ведь заучивание — это в любом случае работа мозга, на нейрофизиологическом
уровне — установление новых нейронных связей. Ученые подсчитали,
что кора головного мозга, где сосредоточены функции мышления, интеллекта,
целесообразного поведения и языка, содержит от 12 до 15 миллиардов
нейронов, способных взаимодействовать друг с другом, посылая колебательные
сигналы через отростки, называемые дендритами. При первом усвоении
информации образуется особое белковое соединение дендритов, которое
становится все более устойчивым при повторном обращении к данной
информации. Чем больше нейронных связей привлечено, тем в более
широкий внутренний контекст мы помещаем новое знание, тем легче
потом вспоминается нужная нам информация.

Запоминание без зубрежки — это всегда якорение на интерес. Но для разных типов людей сферы наиболее естественного якорения могут различаться. В
общем виде их можно определить как визуальную, ритмико-акустическую,
эмоциональную и логическую.

Заучивание наизусть легче всего дается людям с сильно развитыми визуальными
стратегиями. Блистательным примером может служить Генрих Шлиман. Вместе с тем, моделирование и других полиглотов показало, что все они стремятся выучивать новое слово не отдельно, а в составе более крупного языкового блока — «слово в контексте» по Като Ломб. Заучивание крупных блоков позволяеть избежать массы ошибок, навязанных влиянием сочетаемости слов народном языке и вредной привычкой говорения на иностранном языке
переводя с родного. Ведь, только встретив слово в англоязычном контексте,
можно, анпример, запомнить, что русскому сочетанию «правильные
черты лица», соответствует английское «regular features»,
а вовсе не «*correct ….», или что, если русский человек «уверен
в себе», то англичанин «is confident of himself».

В своей преподавательской практике я не раз сталкивалась со студентами,
для которых гораздо легче было выучить пару страниц текста наизусть,
чем пересказывать его своими словами. Причем обычно это весьма способные
к иностранным языкам люди. Обязательным требованием к ним является
«натурализация выученного» — то что делал Шлиман, непременно писавший
сочинение на вольную тему на основании того весьма крупного отрывка
из оригинального произведения, который он предварительно выучивал
наизусть. Усвоив блоки иностранного текста, он затем вводил их в
свой внутренний контекст, создавая собственные повествования на
актуальные для него темы.

Для других людей чрезвычайно важно якорение на эмоциональный контекст.
Один из участников моих семинаров Женя Соловьев выработал собственную
стратегию погружения, которую он называет «стратегия фильмоглота». Он помногу раз смотрит любимые фильмы,
вырезая на СD особо понравившиеся сцены. Разбирает каждое незнакомое
слово, а затем преображается в одного из героев, проживая эту сцену
вместе с ним. Он ничего не учит наизусть специально. Огромные куски
текста запоминаются сами — как единый внутренний образ ситуации
- в единстве сюжетного напряжения, эмоциональной окрашенности, ритмико-интонационного рисунка и чисто физического ощущения существования в виртуальной среде фильма — в его контексте.

Думаю, что нечто подобное, но созданное на основании собственной индивидуальности и собственных интересов, прослеживается в замечательной методике украинского полиглота В.А.Куринского, названной им «Автодидактика».
Он воспринимает каждый язык как незаконченную поэму. Поэтому для
него очень важно чтение поэзии — Рильке, Бодлера, Колриджа, Шекспира
- медленное чтение вслух с глубоким «диахроническим ассоциированием»
и с ощущением индивидуальной и неповторимой для каждого языка гармонии
в движениях речевого аппарата. В режиме такого «мыслечувствования»,
как это называет В.А.Куринский, запоминание проходит само собой.

«Мыслить, запоминая, и понимать, что обязательно запомнишь, если тебе будет
интересно», — эти слова В.А. Куринского могли бы стать эпиграфом
к моему комментарию в целом. Но одновременно они подводят нас к
обсуждению роли логического аспекта запоминания. Мыслить, запоминая
- это, кроме всего прочего, значит сопоставлять: «Где еще мне встречалось
это слово, это выражение? В каких других запомнившихся мне контекстах
была употреблена эта форма?» или «Какие синонимы этого слова я знаю?»,
«Чем сфера употребления этого слова отличается от знакомых мне близких
по значению слов?», «Какие слова антонимичны этому и в каких контекстах?».

Куринский вводит для себя также внешний контекст: «Как передается это значение
на других известных мне языках?» — и рекомендует заучивать слова
на трех языках одновременно.

Рекомендация «мыслить запоминая» не противоречит таким обсуждаемым мною на семинаре
техникам, которые основаны на ритмическом повторении с убыстрением
и направлены на автоматизацию «грамматических фактов».  Ведь, чтобы запоминать
неправильные глаголы как ритмико-акустические клише, надо сначала
провести их сопоставление, выявить для себя различия в типах чередований,
то есть в любом случае произвести некоторую мыслительную работу
по введению запоминаемого во внутренний контекст.

Особо скажу о мнемонических приемах запоминания лексики. Вроде бы это
изолированное запоминание слова вне контекста. На семинаре я им
обязательно обучаю. Но подчеркиваю, что это всегда шаг №2. Мнемонические
приемы запоминания слова действительно эффективны, как дополнительные
нейронные связи, когда уже известна сфера употребления этого слова,
его сочетаемость, а это наиболее естественным способом задается
контекстом, где вы это слово встретили.

В реальной ситуации изучения иностранных языков новые слова легче
всего набираются из интересных вам книг, любимых фильмов, песен,
которые нам приятно слушать и петь, значимых реплик в живом общении.
Именно тогда нам действительно ХОЧЕТСЯ узнать и запомнить новое
слово или новое значение. Кстати, часто вне контекста просто не
узнать нового значения давно знакомых слов. Например, не надо ничего
учить, достаточно просто раз увидеть эпизод из мультфильма «Little
mermaid», где чайка приложила голову к пятке выброшенного на берег
принца, и, не слыша сердцебиения, в отчаянии восклицает: I can’t
make out the heartbeat! — чтобы запомнить это новое значение
старого знакомого глагола to make в сочетании с частицей out — «разобрать»,
«различить», «расслышать» .

Заучивайте на живом интересе, играйте в то, что вы хотите запомнить, вводите
это в актуальный для вас контекст, вспоминайте те контексты или
ситуации, где вам раньше встречались подобные выражения, сравнивайте
и сопоставляйте с тем что вы выучили до сих пор, то есть в любом
случае займите активную позицию, по отношению к тому, что
вы хотите выучить — мыслите, запоминая, вводите в контекст — и все
запомнится само собой!

Дина Никуличева

  • «Комментарии к 10 заповедям Като Ломб. Заповедь четвертая».
  • Нет комментариев на “Комментарии к заповедям Като Ломб — III.”
    Извините, комментарии к записи закрыты.