Первая книга серии

Никуличева Д.Б.

Как найти свой путь к иностранным языкам. Лингвистические и психологические стратегии полиглотов.

Oblozhka1_1

М.: Флинта: Наука, Переиздния 2009 -2013 гг. – 304 с.

ISBN 978-5-9765-0827-9 (Флинта)

ISBN 978-5-02-034899-8 (Наука)

Поскольку издатель настоял на том, чтобы в книгу вошел сокращенный вариант оглавления, автору хотелось бы, предваряя  появление книги в магазинах, опубликовать в Интернете оглавление в его первоначальном развернутом варианте. Ведь именно этот вариант позволяет получить наиболее полное  впечатление о необычности  структуры и жанра книги, предлагаемой вниманию читателей.

Книга написана профессиональным лингвистом.  Но это не лингвистическая монография. Книга получила грант РГНФ по поддержке  научно-популярных изданий и действительно  написана как увлекательная беседа с читателем.  И  все же это и не стандартное научно-популярное издание. На ее обложке стоит гриф «Учебно-методическое пособие». Но раскрыв книгу, читатель убедится, что и в суховатый жанр стандартных учебных пособий  книга тоже не укладывается.  И все-таки это учебник –  лингвистический и психологический самоучитель, позволяющий любому человеку развить в себе талант к изучению иностранных языков.

Основная повествовательная канва книги – это психологический тренинг личностного развития, построенный вокруг задачи овладения иностранными языками. В  современном  глобализованном мире многоязычие все больше превращается в насущную необходимость для огромного количества людей.  Темп жизни, уровень стресса и ощущение занятости возрастают многократно.  Как  же суметь вписать в этот стремительный темп жизни современного человека задачу изучения иностранного языка, требующую немалых инвестиций времени и энергии? Как сделать  так, чтобы  помимо надежного инструмента профессиональной деятельности, иностранные языки стали бы средством самореализации, личностного роста и  источником получения удовольствия от каждого прожитого дня? Ответом на этот вопрос и служит эта книга.

Но предлагаемая читателю книга – это и не собственно психологический тренинг способностей к изучению иностранных языков, вернее, далеко не только  тренинг таких способностей.  Знакомя читателя с эффективными языковыми стратегиями полиглотов, разрабатывая на их основе  систему оригинальных упражнений, помогая читателю активизировать  собственные языковые способности, книга дает ответ на вопрос Как? Вместе с тем, она отвечает и на вопрос Почему? В увлекательной научно-популярной форме автор показывает действие лингвистических механизмов эффективного усвоения  иностранных языков. Именно поэтому основная повествовательная канва сопровождается разнообразными вставками и комментариями: «Глазами лингвиста», «Глазами переводчика», «Глазами преподавателя».

Главная установка книги состоит в том, что по-настоящему эффективное и увлекательное изучение языков возможно только тогда, когда человек гармонично задействует самые разнообразные ресурсы своего мозга: и интеллектуально-логические, и сенсорные, и эмоциональные,  а также привносит в изучение иностранного языка творческий потенциал своей личности.  С этой целью фактическое изложение материала сопровождается игровыми упражнениями, историями, сказками, притчами и метафорами. Именно такая многомерность и «полифоничность» изложения отражена в предлагаемом ниже развернутом оглавлении книги.

Оглавление

Предисловие. Что это за книга?

Глава 1. Работа с ограничивающими убеждениями в изучении иностранных языков

◘ Типы «негативных мыслительных программ» в связи с изучением иностранных языков

1) Приравнивание субъективного восприятия ситуации объективной реальность

Глазами лингвиста: языковые средства, которые люди привычно используют, когда говорят о своих проблемах

2) «Навешивание ярлыков» — привычка к негативным определениям себя и других

3) «Причинно-следственная ловушка» — готовность заранее оправдать неудачу

  • Упражнение: «Снятие причинно-следственных ловушек»

4) Драматизация ошибок

  • Глазами преподавателя: Ошибка ошибке – рознь

5) «Чтение мыслей» — привычка ожидать от собеседника негативную реакцию

  • Глазами лингвиста: совпадение или несовпадение взглядов участников на ситуацию, передаваемое грамматическими средствами разных языков
  • Глазами лингвиста: «супертипы» языков в зависимости от приоритетной ориентации их грамматических систем на действительность, говорящего, слушающего

◘ Позитивные постулаты, важные для дальнейшего изложения

■ «Карта мира не есть его территория

  • Глазами лингвиста: селективность отражения объективной реальности и языковая картина мира

■ Каждый человек имеет все необходимые ресурсы для достижения цели, если цель правильно сформулирована

■ Человек делает наилучший выбор из возможных для него в данный момент

■ Поражений нет, есть обратная связь

  • Глазами переводчика: стратегия успеха и стратегия неудачи
  • Глазами лингвиста: о роли активности субъекта в грамматических системах русского и английского языков

■ Вселенная дружественна

Глава 2. Работа с постановкой цели в изучении языка

Глазами переводчика: «двухфокусность» смысла слова outcome

■ Модель S.M.A.R.T

■ Модель SMART PEA

  • Глазами лингвиста: о концептуализации положительной и отрицательной оценки в языке
  • Глазами переводчика: от отрицания нежелательного к утверждению желаемого
  • Упражнение: «Мотивирующая анкета»
  • Упражнение: «Таблица самооценки в изучении иностранного языка»

Глава 3. Моделирование ресурсного речевого поведения

  • Упражнение: «Человек, на которого хотелось бы быть похожим»

◘ Эксперимент по моделированию ресурсного речевого поведения

  • Упражнение: «Моделирование ресурсных состояний в общении на иностранном языке»

■ Таблица моделирования ресурсных состояний в общении на иностранном языке (в изучении иностранного языка)

  • Глазами лингвиста: исследование аудиальных параметров голоса человека при переходе с родного языка на иностранный

■ Разбор результатов эксперимента по моделированию ресурсного речевого поведения. Case studies

◘ Наиболее типичные отличия состояний ресурсного и нересурсного общения на иностранном языке

■ Фокусировка внимания

■ Внутренний аудиальный комментарий

  • Упражнение: «Guardian angel»

Глава 4. Моделирование стратегий полиглотов

◘ Полиглоты прошлого

  • Путь Гумбольдта
  • Путь Вамбери
  • Путь Шлимана

◘ Изучение полиглотов — наших современников

  • Моделирование стратегий Поуля Дженьюлуса…
  • Моделирование стратегий Сергея Халипова

◘ Моделирование структуры личности полиглота

■ Иерархическая организация структуры личности

  • Глазами лингвиста: вопросительные слова в когнитивном освещении

■ Пирамида личности полиглота

■ История Катарины Крель

  • Упражнение: «Интеграция изучения языка в структуру личности

Глава 5. Активизация аудиальных стратегий в изучении иностранных языков

  • Упражнение: «Аудиальная настройка»

◘ Почему прежде всего произношение?

  • «Страна советов» : работа с произношением
  • Упражнение: «Переход на английскую артикуляцию согласных»

◘ Аудиальные стратегии полиглотов

◘ Модели и факты языка: немного об английских правилах чтения

  • Языковая игра: «Сказка о шести поросятах»
  • Узелок на память: модели чтения английских гласных

◘ Четыре типа английской интонации

  • Упражнение: «Сенсибилизация английской интонации»

◘ Развитие стратегий понимания иностранной речи на слух

■ Вхождение в режим слушания

  • Глазами преподавателя: из опыта одной учебной поездки

■ Развитие навыков понимания высказывания на слух

  • Упражнение: «Узнавание ключевых слов»
  • Упражнение: «Подстройка к ритмической, просодической и интонационной структуре высказывания»
  • Упражнение: «Метод брода».
  • Упражнение: «Перемотка услышанного в оперативной памяти»

■ Развитие навыка прогнозирования последующих реплик и понимания смысла сообщения в целом

  • Упражнение: «Продолжи реплику»
  • Узелок на память: пространственная модель смысловой организации высказывания
  • Глазами лингвиста: текст и дискурс
  • Упражнение: «Открывание ушей»

■ Развитие навыков общей «подготовки понимания»

  • Глазами переводчика: фоновые знания как необходимые условия понимания

Глава 6. Развитие визуальных стратегий в изучении иностранных языков. Работа с лексикой

  • Упражнение: «Визуализация фрукта»

◘ Моделирование естественного процесса запоминания слов родного языка

◘ Лексические стратегии полиглотов

◘ Мнемонические техники и запоминание лексики иностранных языков

■ Метод создания словесных сетей

  • Экскурс в нейрофизиологию: реакция мозга на слова одного семантического поля
  • Глазами преподавателя: лексическая игра «Связи мира»

■ Метод ассоциаций: логические и ребусно-игровые ассоциации

  • Глазами переводчика: ребусные ассоциации как оперативная зацепка для памяти

■ Метод мультисенсорного ввода информации

  • Глазами лингвиста: о роли сенсорного фактора в запоминании фразовых глаголов

◘ Эксперимент по исследованию индивидуальных стратегий запоминания слов

■ Стадия первичного ввода новой информации

■ Стадия закрепления новой информации в памяти

  • Анализ результатов эксперимента: особенности запоминания лексики людьми разных перцептивных типов

■ Стадия организации доступа к ранее усвоенной языковой информации

◘ Стадиальность изучения лексики

  • Блиц-упражнение: «Стратегии отбора лексики»

■ Дифференциация лексических стратегий на разных стадиях изучения языка

  • «Страна советов»: основные принципы заучивания готовых фраз

Глава 7. Работа с грамматикой

◘ О трех типах грамматических явлений

■ Грамматические факты

  • Упражнение: «Оркестр»

■ Грамматические модели

  • Метафора грамматической формы
  • Метафора грамматических конструкций
  • Игра «Муха»: активизация навыка визуализации таблиц
  • Упражнение: «Семь нот английского предложения»

■ Грамматические варианты

  • «Страна советов»: стратегии работы с грамматикой

◘ Ритмико-мелодический аспект усвоения грамматики

Глава 8. Стратегии полиглотов и интенсивные методики изучения иностранных языков: в поисках стратегий обучения, созвучных работе мозга

Экскурс в нейрофизиологию: мозговое обеспечение речи

■ Обучение, созвучное работе мозга

  • Глазами лингвиста: интенсивные языковые курсы Шарля Балли

Вместо заключения

Список литературы

***

Предисловие

Что это за книга?

Эта книга адресована всем, кто изучает иностранные языки.

Если вы ставите перед собой цель за намеченный срок выучить иностранный язык до такого уровня, который бы полностью отвечал вашим профессиональным задачам и вашим потребностям бытового общения, если для вас важно быстро достигать ощутимых результатов, оптимально организовывать процесс обучения и доводить запланированное до конца, если вы чувствуете, что процесс изучения иностранного языка может одновременно стать процессом духовного и личностного роста, то эта книга – для вас.

Идея ее создания возникла в результате совпадения нескольких обстоятельств.

Как профессиональный лингвист я длительное время занималась сопоставлением английского и русского языков, а также контрастивным описанием германских, в первую очередь, скандинавских языков. Исследование межъязыковых различий привело к пониманию того, что даже в случае близкородственных языков характерные языковые особенности накладывают свой отпечаток на менталитет данного народа, представляя его культуру как продукт видения мира через призму его языка. Эта теоретическая установка вылилась в практический вопрос о том, как можно научиться видеть мир глазами другой языковой культуры и как можно использовать это изменение видения для того, чтобы превратить процесс изучения языков в увлекательное приключение – путешествие в иные языковые вселенные?

Годы преподавательской работы в языковом вузе привели меня к твердому убеждению, что помимо необходимого курса «методика преподавания иностранных языков» студентам-языковедам стоило бы преподавать еще один курс методики, а именно методику изучения иностранного языка. Причем, желательно, в самом начале университетского курса. Как своего рода ведение в профессию – пропедевтику. Насколько выше была бы отдача от вложенных усилий! Ведь если бы все зависело только от методики преподавания, то у одного преподавателя все студенты достигали бы одинаковых результатов. Но это не так, потому что изучение иностранного языка – это, в первую очередь, целенаправленная деятельность самого человека, изучающего язык. Исследования стратегий полиглотов не оставляют в этом сомнения. Многие полиглоты вообще успешно обходятся без преподавателей. Но и тогда, когда занимаешься с преподавателем, последовательное применение сознательно выработанной «под себя» стратегии изучения иностранных языков дает впечатляющие результаты.

Тема полиглоссии заинтересовала меня еще с детства в силу того, что в семье все знали по нескольку языков. После знакомства с исследованиями по моделированию полиглоссии я постепенно стала использовать их в своей профессиональной преподавательской деятельности в МГЛУ, и полученные результаты вдохновили меня на создание психологического тренинга, исследующего эффективные стратегии изучения иностранных языков.

Именно этот тренинг был положен в основу предлагаемой вашему вниманию книги. Это тренинг я веду с 1998 года. И к настоящему моменту он представляет собой цикл семинаров, состоящий из четырех модулей.

Основная цель первого модуля – работа с мотивацией и эффективной постановкой целей, знакомство со стратегиями полиглотов, а также выстраивание программы изучения иностранного языка, учитывающей индивидуальные особенности и склонности каждого из участников.

Второй модуль направлен на активизацию навыков говорения на иностранном языке. Его задача помочь людям, находящимся на ранних этапах изучения иностранного языка и испытывающим ощущение «языкового барьера» в говорении, снять это ощущение, заменив его естественным и радостным состоянием эмоционального языкового контакта.

Третий модуль посвящен работе с грамматикой. Семинар дает возможность русскоязычным участникам увидеть мир «через призму» грамматического восприятия англоязычной языковой культуры и таким образом понять, в чем состоит разница между русской и английской системой глагольных форм и научиться «ощущать» особенности употребления форм времени и наклонения в английском языке.

И, наконец, четвертый модуль помогает организовать достижение новых, более продвинутых задач, связанных с изучением иностранных языков. Этот семинар отвечает на вопросы о том, как сочетать задачи, связанные с изучением языка, с достижением других важных жизненных целей, как находить время на все, получая удовольствие от каждого прожитого дня, и как выработать для себя тот внутренний критерий успеха, который бы поддерживал тебя в осуществлении долгосрочных проектов, подобных изучению иностранного языка.

Данная книга построена в основном на материалах первого из перечисленных модулей, а также на материалах, опубликованных мной за прошедшие восемь лет на сайте www.poliglots.ru. Она поможет читателям выработать глубоко позитивное отношение к изучению иностранного языка и снять типичные комплексы типа“я учу язык столько лет — и безрезультатно”, “у меня нет способностей к иностранным языкам”, “мне не выучить новый язык в таком возрасте”, “это непосильная задача для меня при такой нагрузке” и т.п. Выполнение предлагаемых заданий даст возможность выявить собственные стратегии мотивации и применить их к конкретным задачам изучения языка. Работая с чисто языковыми упражнениями, построенными на англоязычном материале, читатель получит материал для изучения самого себя, собственных ресурсов, собственных моделей наиболее эффективного обучения, собственного умения активизировать свои визуальные (зрительные), аудиальные (слуховые) и кинестетические (сенсорные) способности запоминания. Проанализировав в рамках предложенных упражнений свой собственный, как удачный, так и неудачный опыт, связанный с общением на иностранном языке, читатель сможет научиться сознательно добиваться наилучшего из возможных для себя результатов. Он сможет четко определить, какие методики в прошлом оказывались наиболее удачными именно для него, и, конечно, получит возможность примерить на себя эффективные стратегии обучения и запоминания других людей.

В этой связи на семинаре большое внимание уделяется исследованию опыта полиглотов. Как лингвиста и как преподавателя иностранных языков меня в свое время очень заинтересовали исследования в этой области психолога из Канады, директора Эриксоновского колледжа в Ванкувере Мерилин Аткинсон. Я впервые встретилась с ней в 1991 году и с тех пор неоднократно сотрудничала с ней как переводчик ее многочисленных семинаров в России по психотерапии, психологии бизнеса и по экспертному моделированию.

Именно последнее из названных направлений особенно заинтересовало меня в профессиональном плане, поскольку оно связано с исследованием успешных стратегий человеческого поведения в самых разных областях человеческой деятельности, будь то спорт, бизнес, творчество или изучение иностранных языков. Причем суть экспертного моделирования состоит не только в том, чтобы понять, как видит, слышит, чувствует идействует человек, особенно успешный в какой-либо области деятельности, но и смоделировать его поведение, чтобы другие люди смогли достичь наиболее эффективных результатов в избранной ими области.

По своей сути, экспертное моделирование — это один из ключевых моментов многих направлений в практической психологии. Основа экспертного моделирования – это конструктивная психология ресурсности. Она направлена на то, чтобы люди научились исследовать свой собственный сенсорный опыт успешного поведения. Такой опыт есть у каждого человека, и связан он с его прошлыми состояниями успеха, а значит, состояниями высокой ресурсности. Научившись добавлять к этому опыт особенно успешного поведения других людей, любой человек получает возможность моделировать наиболее эффективное поведение в различных жизненных ситуациях, или же заменять свои прошлые неэффективные поведенческие стратегии на более эффективные.

Немало полиглотов написали замечательные книги о том, как они изучают иностранные языки. Особенность предлагаемой мной книги состоит не только в том, что она синтезирует их опыт с точки зрения экспертного моделирования, но и в том, что предлагаемые в ней упражнения позволят читателю провести подобный синтез для самого себя. Вы сможете отобрать для себя то, что органически соответствует своеобразию именно вашей личности, и при этом простроить четкую временную программу движения к намеченному вами результату.

Заинтересовавшись теорией моделирования, я участвовала во многих психологических семинарах, повышая квалификацию, получила международный сертификат тренера психологических семинаров личностного роста, разработала и начала вести собственные программы.

Возвращаясь к вопросу эффективного изучения языков, хочу сказать, что, когда меня просят в двух словах поведать о том, “как стать полиглотом”, то я обычно отвечаю, что секрет прост: выработайте активное отношение к изучению языков. Моделировать такое отношение на всех уровнях мы и будем на протяжении всей книги.

***

Глава 1. Работа с ограничивающими убеждениями в изучении иностранных языков

Типы мыслительных заблуждений («негативных мыслительных программ») в связи с изучением иностранных языков:

1) Приравнивание субъективного восприятия ситуации объективной реальности (Искаженная «карта мира» приравнивается его «территории»)

  • Генерализация. На основе единичных фактов делаются общие заключения. Если произошло нечто неприятное в ситуации связанной с иностранным языком, человек ждет непременного ее повторения.
  • Отфильтровывание. Человек вспоминает только негативные события своего речевого поведения или реакции партнера, усиливает их, отбрасывая при этом все позитивные аспекты ситуации.
  • Поляризация. Все кажется вокруг либо черным, либо белым. Середины нет. «Я совсем ничего не понимаю, когда ко мне обращается носитель языка».
  • Драматизация. На основе искаженных представлений делаются мрачные прогнозы. «А что, если в следующий раз я забуду все слова? Перепутаю глагольные формы?»"Не пойму вопроса?»

Глазами лингвиста:

В связи с обсуждаемой темой особенно интересно отметить, какие языковые средства люди привычно используют, когда говорят о своих проблемах. На это впервые обратил внимание американский лингвист Джон Гриндер, который был одним из основоположников такого направления практической психологии как НЛП – нейро-лингвистическое программирование. Он заметил, что в речи клиентов, описывающих свое проблемное состояние, гораздо чаще встречаются слова, которые он называл универсальными квантификаторами (universal quantificators). Речь идет об обобщающих местоимениях и наречиях, словах типа «всë», «все», «ничего», «вообще», «постоянно», «вечно», «всегда», «никогда», и их обстоятельственных аналогах типа «каждый раз», «все время», «ни разу» и т.п.

Приведу примеры типичных генерализирующих высказываний, связанных с проблемными состояниями в изучении иностранных языков: «Я никогда не могу вспомнить нужное английское слово», «Я постоянно забываю об артиклях / окончаниях», «Вечно у меня трудности с английскими временами», «Я вообще не могу делать домашних заданий», «Каждый раз я начинаю и бросаю занятия языком».

Что с этим делать?

Если, рассказывая о своих языковых проблемах, человек привычно употребляет генерализирующие слова, то, будто невзначай, я переспрашиваю его: «Всегда?» «Абсолютно в любой ситуации?» «И никогда не было по-другому?». Полезно бывает переспросить с явным преувеличением: «То есть вы вообще обходитесь без артиклей?» «Вы хотите сказать, что ни разу в жизни не сделали ни одного домашнего задания?». Можно также предложить: «Перечислите конкретные случаи, когда было это всегда» или же попросить вспомнить: «Когда бывало и по-другому, и вы следили за окончаниями /… продолжали важные для вас занятия?»

Главное помочь человеку понять, что его негативное обобщение в любом случае не имеет абсолютного характера, а значит и не является неизбежным приговором, программой на будущее, предопределяющей тот же негативный результат. Иначе подобная формулировка проблемы сразу становится готовым оправданием неудачи. Сказать: «Я всегда бросаю занятия» значит признать: «Я заранее готов бросить занятия и в этот раз!»

Лингвисты неоднократно задавались вопросом о когнитивных основах выделения частей речи в языках мира. Так существительные, типично изменяющиеся по падежам и числам, призваны обозначать участников ситуации, вступающих в различные отношения между собой, а глаголы с их изменением по категории времени – локализацию ситуации во времени. Ну а самая простая из знаменательных частей речи– наречия? Каков их когнитивный смысл? Наречия в гораздо меньшей степени, чем существительные, глаголы или прилагательные описывают объективные признаки ситуации. Скорее, они являются сигналам того, как объективная ситуация воспринимается говорящим или оценивается им (например, всегда — никогда, возможно — наверняка, робко – решительно и т.п.)

Поэтому очень полезно внимательно отнестись к наречиям-генерализаторам, особенно, если замечаешь у себя привычку связывать их с негативными ситуациями – как по отношению к самому себе, так и по отношению к своим собеседникам. Вспомним хотя бы типичные родительские упреки детям, типа: «Вечно ты опаздываешь!» или «Никогда не можешь выйти из дому вовремя!», превращающиеся — по мере их повторения — в типичный сценарий подобного поведения в будущем. Тогда как вместо этого важно увидеть, что у человека есть и противоположный опыт позитивного поведения и закреплять (в том числе и языковыми средствами) именно этот опыт.

2) «Навешивание ярлыков» — привычка к негативным определениям себя и других

  • Отрицательная номинализация. Нескольких случаев или примеров достаточно, чтобы отрицательно судить о себе или другом человеке .
  • Эмоциональное подтверждение. Определяя себя как «ленивого»,«неспособного», «невнимательного», человек, действительно, начинает ощущать себя таковым, находя эмоциональное подтверждение в любой проблемной ситуации.

Вот примеры типичных номинализаций, которые я нередко слышу от участников в начале семинара:«Я – лентяй»; «Я неспособная к языкам»; «Я – человек неорганизованный»; «У меня плохая память»…

Важно понять, что привычка навешивать ярлыки коренится в особенностях языковой категоризации. Дело в том, что разные части речи по-разному «картрируют» явления окружающей действительности. Существительные фиксируют внимание говорящих на объектах, прилагательные — на признаках, глаголы — на действиях. При этом универсальная особенность глаголов, отличающая их во всех языках от других частей речи, состоит в том, что только глагол изменяется по категории времени. А идея времени предполагает идею изменения.

Так что же такое номинализация? Это прежде всего отсутствие идеи изменения в явлениях, называемых именами существительными и именами прилагательными (от лат. nomen «имя»). Помните, каким безысходным настроением пронизано блоковское стихотворение, построенное на перечислении существительных: «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Бессмысленный и тусклый свет. Живи еще хоть четверть века – все будет так, исхода нет».

Сама по себе номинализация не плоха и не хороша. It’s just a word! Это всего лишь слово! Существительные и прилагательные необходимы для постижения человеком многообразия окружающей действительности. Но если человек, говоря о той деятельности, которая ему дается сложнее, привычно использует номинализации, то действительно превращает эту деятельность в проблему.

Что с этим делать?

Очень важно научиться заменять отрицательные номинализации на глаголы, так чтобы возникала идея возможности изменить поведение. Так, слыша реплики типа: «я — ленивый, неспособный, неорганизованный», я обычно переспрашиваю: «То есть вы хотите сказать, что вы ленитесь, когда выполняете неинтересную или неважную для вас работу?» «То есть для вас важно развивать свои способности, связанные с изучением иностранных языков, и вы хотите узнать, как это сделать?» «Вы считаете, что организуете свое время малоэффективно и хотите научиться делать это лучше?»

Привычка к отрицательным номинализациям возникает в детстве, если ребенок часто слышит гневные или возмущенные реакции со стороны взрослых: «Неряха!», «Лодырь!», «Тупица!» и т.п. Подобные «постоянные эпитеты» из того, чем они, на самом деле, являются (а именно, импульсивного сигнала тревоги взрослого человека за ребенка), превращаются для маленького человечка в констатацию качеств собственного «Я». И вот тогда-то они и превращаются в ограничивающие убеждения, заранее «программирующие» отрицательные результаты.

Поэтому так важно научиться узнавать негативные номинализации в речи, обращенной и к себе самому, и к другим людям. И каждый раз напоминать себе, что это всего лишь слово – «It’s just a word!» И тут же переформулировать номинализацию таким образом, чтобы в высказывании появилась идея действия. Ведь именно действие можно сознательно изменять, добиваясь той цели, к которой ты действительно хочешь прийти, потому что, как сказал американский писатель Энтони Роббинс «People are not lazy. They simply have impotent goals — that is,goals that do not inspire them» «Ленивых людей не бывает – бывают никудышные цели, то есть такие цели, которые не вдохновляют».

3) «Причинно-следственная ловушка» — готовность заранее оправдать неудачу

  • Заблуждение по поводу неудач. Вы считаете, что неблагоприятные условия предопределяют неблагоприятные следствия.
  • Сваливание вины. За свои неуспехи вы вините окружающих или обстоятельства.

Типичными примерами высказываний, иллюстрирующих этот ограничивающий мыслительный стереотип, являются фразы: «Если бы у меня было больше времени, я бы, конечно, выучил иностранный язык». «Я не могу разговаривать, когда рядом со мной человек, который знает язык лучше меня». «Если бы в детстве учителя/ родители и не привили мне глубокого отвращения к иностранным языкам, мои результаты в иностранных зыках были бы сейчас намного лучше». «Я не продвигаюсь в иностранном языке, потому что не могу найти хорошего преподавателя/ хорошие курсы/ хорошую методику». «Раз я не могу выразить свою мысль на иностранном языке так точно, как я хочу, то пусть лучше за меня говорят другие». «Если собеседник говорит быстро, то я ничего не понимаю».

С лингвистической точки зрения, эти, на первый взгляд, весьма разнообразные фразы объединяет их сложноподчиненная структура. Каждое из предложений состоит из двух частей, одна из которых предполагает причину или условие, а вторая – их следствие или результат. Сами по себе придаточные предложения причины, следствия, цели, условия, времени – всего лишь нейтральные языковые структуры. (It’s just a word!) В констатацию проблемного состояния они превращаются тогда, когда привычно связываются с идеей оправдания неудачи. Ведь тем самым человек уже заранее принимает неизбежность следствия: «Я не выучу иностранный язык, потому что…..» «Я не смогу понимать иностранную речь, поскольку…». «Я не смогу свободно разговаривать на иностранном языке, раз….». И тогда простое причинно-следственное предложение превращается в неотвратимый приговор. Приняв его для себя как формулировку абсолютной истины, говорящий попадает в построенную им самим причинно-следственную ловушку.

Любопытно, что по-английски слово «предложение» и слово «приговор» звучат и пишутся одинаково: Cp. «Sentence is a set оf words expressing a statement, a question or an order» – «Предложение – это последовательность слов, выражающая утверждение, вопрос или приказание» и «The judge passed the sentence» – «Судья вынес приговор». А также heavy sentence «тяжелый приговор», death sentence «смертный приговор», life sentence «пожизненный приговор».

Что с этим делать?

Если вы замечаете за собой, что говоря о своих проблемах, вы склонны использовать в качестве оправдания неудач некоторые привычные для вас причинно-следственные утверждения, то попробуйте поработать с этими «предложениями-приговорами» в формате предлагаемого ниже упражнения.

Его суть состоит в том, что, согласно законам декартовой логики, любое двухчастное высказывание может быть сформулировано четырьмя способами:

либо обе его части будут утверждаться (+ / +), либо отрицаться (–/ –), либо отрицание будет содержаться только в первой (– / +), либо только во второй части высказывания (+ / –). Эффект упражнения заключается в том, что, перифразируя свое привычное оправдание, кажущееся столь непреложно истинным, человек убеждается в относительности создаваемых им самим ограничений.

Упражнение по снятию причинно-следственных ловушек

Вспомните (но только если таковая привычка у вас действительно имеется!) то типичное причинно-следственное высказывание, которое вы наиболее часто «прокручиваете» в своей внутренней речи, думая о трудностях изучения иностранного языка. Например, «Я очень занят – и поэтому у меня не получается выучить английский язык».

Вот как это упражнение выполняется на семинаре:

Работа ведется в тройках. Каждый из троих человек по очереди выступает в роли Ученика, Консультанта, Наблюдателя.

Каждый вспоминает типичное конкретно для него причинно-следственное высказывание, которое он наиболее часто «прокручивает» в своей внутренней речи, думая о трудностях изучения иностранного языка.

Ученик называет свое причинно-следственное высказывание.

Консультант наиболее естественным образом задает ему четыре вопроса, как бы переспрашивая его и одновременно проводя по четырем логическим квадратам. Например:

Ученик: «Я очень занят — и поэтому у меня не получается выучить английский язык». Консультант проводит это утверждение по четырем квадратам:

«То есть, ты хочешь сказать, что ты очень занят и потому не можешь выучить английский язык?»

+/-

«Значит ли это, что если бы ты не был очень занят, то обязательно бы выучиланглийский язык?»-/+
«А бывают ли такие случаи, когда ты не очень занят, у тебя есть свободное время, а ты все-таки не учишьанглийский язык?»-/- «А есть ли такие ситуации, когда ты очень занят, но все же находишь время и обучаешьсячему-то важному?»+ /+

 Наблюдатель записывает вопросы и одновременно отслеживает невербальные реакции Ученика, отмечая, какие вопросы подействовали, или как можно было бы сформулировать вопросы более действенно.

 Ученик дает свой комментарий, отмечая наиболее эффективные для него моменты упражнения.

 Участники меняются ролями.

Это упражнение можно выполнять и самому. Главное, сначала сформулировать синонимическое высказывание, повторяющее структуру собственной «причинно-следственной ловушки», а затем последовательно изменять это высказывание так, чтобы провести его по всем четырем логическим квадратам, с тем, чтобы его относительность стала очевидной.

Важно подчеркнуть, что это упражнение имеет смысл только в том случае, если подобные высказывания-оправдания у человека действительно имеются. В этой связи не могу не вспомнить один семинар в Алма-Ате, на котором вместо записавшейся, но неожиданно уехавшей в командировку матери оказался ее шестнадцатилетний сын. Мальчик с золотой медалью оканчивал в том году самую престижную в Казахстане физико-математическую школу и, как имеющий лучшие академические результаты, в том числе и в английском языке, получил грант на продолжение обучения в Америке. Пока шло обсуждение различных типов ограничивающих убеждений, он то и дело с неподдельным удивлением восклицал: «А что, так правда бывает??? Что, человек сам убеждает себя, что ему что-то не удастся, потому что ….? А зачем людям навешивать на себя какие-то ярлыки? А как можно вообще разговаривать на языке, если заранее убежден, что все плохо?!» То, что такие вопросы возникали у подростка, который, несомненно, был одним из самых успешных среди своих сверстников, говорит о многом!

4) Драматизация ошибок

  • Перфекционизм. Вы во всем стремитесь к совершенству. Вы не позволяете себе ошибаться. Боитесь ошибок и постоянно на них фокусируетесь. Предпочитаете не говорить вообще, нежели допустить ошибку.
  • Восприятие ошибки как сигнала поражения. Осознание того, что в речи была допущена «грубая ошибка», выбивает вас из колеи, может привести к состоянию паники и прерывания коммуникации

Часто, вспоминая негативные эпизоды, связанные с иностранным языком, люди рассказывают, что «сначала все было хорошо, но затем я перепутал слово / не понял вопрос экзаменатора / ответил неправильно и т.п. …. А дальше все пошло вкривь и вкось». Что произошло? Ошибка явилась пусковым механизмом, запустившим сценарий языкового поведения в ситуации коммуникативной неудачи.

Что с этим делать?

Изменить отношение к языковым ошибкам! Воспринимать языковые неудачи не как приговор, а как мотивацию к активному действию. О том, как это делать, мы подробно поговорим в главе «Моделирование ресурсных состояний». Здесь же предлагаю взглянуть на ошибки глазами лингвиста и преподавателя.

Ошибка ошибке – рознь.

«A life spent making mistakes is not only more honorable
but more useful than a life spent doing nothing» (G.B.Shaw).
« Жизнь, потраченная на совершение ошибок, не только достойнее,
но и полезнее, чем жизнь, потраченная на ничего-не-делание».

Глазами преподавателя:

Существуют два типа языковых ошибок.

Первый тип можно назвать «полезные ошибки». Это те самые ошибки, на которых учатся. К ним в полной мере применима английская поговорка Mistake is a doorway to understanding. Oшибка – это путь к пониманию.

Языковые компетенции ученика строятся постепенно. На многие правила существуют еще не известные ему уточнения и исключения. Сочетаемость выученных слов в иностранном языке зачастую может значительно отличаться от сочетаемости их соответствий в родном языке. Делая ошибку на еще не знакомый материал и получая обратную связь от учителя, ученик расширяет свое понимание языка и учится говорить правильно.

Например, выучив существительное present «подарок» и встретив в тексте глагол to present «преподносить», «дарить», человек будет склонен читать их одинаково, пока ему не объяснят, что в английском языке целый ряд совпадающих по написанию существительных и глаголов различаются ударением, так что у существительного ударение приходится на первый слог, а у глагола – на второй: íncrease (увеличение) – incréase (увеличивать)

prótest (протест) – protést (протестовать)

pérmit (разрешение) – permít (разрешать)

cónduct (поведение) – condúct (проводить)

óbject (объект) – objéct (возражать)

réfuse (отходы) – refúse (отказываться)

Полезные ошибки – это тот тип ошибок, который полиглоты умеют использовать себе на пользу, чтобы лучше запоминать нестандартные языковые явления.

В этой связи не могу не вспомнить эпизод из семинара, на котором исследовались поведенческие стратегии полиглота из Петербурга Сергея Григорьевича Халипова. Перед многочисленной аудиторией он показывал, как за 45 минут он начинал общаться на совершенно новом для него языке с его носителями (в тот раз на одном из африканских языков группы банту). Сеанс записывался на видеопленку, а потом тщательно анализировался (Подробнее об этом будет рассказано в главе о моделировании стратегий полиглотов). В числе прочего мы обратили внимание на один непроизвольный жест, который неоднократно возникал в ситуациях, когда С.Г.Халипов допускал ошибку. … Он потирал руки!

Обычно жест человека, потирающего ладонью о ладонь, связывается с состоянием активного интереса, азарта, желания немедленно приняться за дело. У наблюдаемого нами полиглота этот жест сопровождал ситуации, когда он строил фразу на иностранном языке в соответствии с некоторыми узнанными до этого закономерностям, … и вдруг делал ошибку. Оказывалось, что что-то не учтено! Высказывание все-таки было построено неверно. И тогда у него возникал этот энергичный, мобилизующий жест, зачастую сопровождавшийся восклицанием: «Это интересно!» Языковая ошибка, таким образом, не ввергала его в состояние неуверенности или паники. Наоборот, она превращалась в стимул активизации внимания, служила сильной энергетической подпиткой. И новая уточняющая информация, которую полиглот получал, когда его ошибки исправляли, легко и прочно усваивалась на фоне этого мыслительно активного и эмоционально позитивного интереса.

Но есть и другой тип языковых ошибок. Это то, что преподаватели часто называют «глупые ошибки» или «грязь». Их суть состоит в том, что это ошибки не по незнанию, а те, которые студент делает вновь и вновь по невнимательности, халатности, по привычке.

«Саша, ну выучите наконец, что глагол sagde («сказал») произносится ['sä:ä], а не «сагдэ», — с тоской в голосе говорит преподаватель иному нерадивому студенту, уже больше двух лет изучающему датский язык, – я же за вас это не выучу!».

Один из участников семинара рассказал нам, как на его курсах по деловому английскому американский преподаватель, уставший исправлять банальнейшие ошибки слушателей, раз явился на занятия с воздушным шаром, на котором была написана огромная буква «S». Каждый раз, когда кто-то делал очередную ошибку на несогласование глагола в 3 лице единственного числа настоящего времени или же на образование множественного числа существительных, преподаватель, не произнося ни слова, просто дергал шар за ниточку. Эффект превзошел все ожидания. Хотя на следующих занятиях шара уже не было, но незримым напоминанием он остался в памяти каждого студента, и ошибки на –s как-то сами собой прекратились.

Подобные ошибки я называю «ослиные уши». Помните сказку о Пиноккио? Вместе с другом, таким же лодырем, как и он сам, итальянский деревянный человечек попадает в страну дураков. От хронической праздности у обоих начинают расти ослиные уши. Друзья стараются скрыть этот прискорбный факт друг от друга, все глубже и глубже натягивая шапки на голову. Но предательские уши все равно торчат, причем вылезают из-под шапок все больше и больше! И как бы ни «прикрывал» человек свои хронические ошибки обширным словарным запасом и идиоматикой, усвоенной на более поздних этапах, не вычищенные на ранней стадии примитивные грамматические, фонетические, лексические ошибки сводят на нет впечатление от множества его последующих достижений.

Но длинные уши имеют одно неоспоримое удобство: за них легко ухватиться и вытащить ошибку «за ушко́, да на солнышко»! Главное – понять, что сделать это может только сам ученик! Учитель против «ослиных ушей» бессилен. Он может в сто пятьдесят второй раз исправить хроническую ошибку, но если ученик не научится сам ее замечать, то она возникнет в сто пятьдесят третий раз и далее. Как это сделать, поговорим в разделе о развитии навыков говорения на иностранном языке.

5) «Чтение мыслей» (привычка ожидать от собеседника негативную реакцию) как ограничивающее убеждение в изучении иностранных языков

 

  • Проецирование. Хотя вам об этом не говорили, вы считаете, что знаете, что думают люди и почему они ведут себя определенным образом. Особенно легко вам «прочитать» их чувства по отношению к вам.
  • Персонализация. Вы считаете, что все мыли и поступки окружающих являются реакцией на вас.

 

Вот некоторые типичные языковые высказывания: «Как только я открыла рот, я поняла, что слушатели хотят, чтобы я ошиблась». «Когда я начинаю говорить, все обращают внимание на мое плохое произношение». «Они замечают, как примитивно я выразила свою мысль». «Я хотела переспросить, но не сделала этого, чтобы не выглядеть глупо: все остальные, наверняка, поняли этот материал». «Я боюсь говорить, когда вокруг люди, которые знают язык лучше меня. Они будут замечать мои ошибки» …

Показательная деталь. Обычно именно те люди, которые  в своей речи проявляют подобные мыслительные  модели, чаще всего признаются, что боятся разговаривать на изучаемом языке, и что они пришли на семинар, чтобы «снять блок» в говорении. Такие люди привычно проецируют собственные негативные ожидания на других. Отношение собеседника они склонны подменять своими собственными страхами. Тем самым они как бы заранее задают негативный сценарий общения и, как следствие, начинают действовать именно по этому сценарию.

Глазами лингвиста:

Cовпадение или несовпадение взглядов участников на ситуацию, передаваемое грамматическими средствами разных языков

Любопытно, что грамматические системы разных языков могут в большей или меньшей степени быть «настроенными» на выражение того, что взгляды участников на ситуацию могут не совпадать. Так, в русском языке грамматически одинаково оформляются вопросы, ответ на которые зависит от субъекта речи, и от его собеседника: «Я сдам этот экзамен?» «Я открою окно?» –  Хотя объективно ответ на первый вопрос зависит от того, как будут складываться обстоятельства жизни самого говорящего, а ответ на второй вопрос зависит от мнения собеседника. Для английского языка это важное (релевантное, как говорят лингвисты,) противопоставление. Поэтому первое предложение оформляется при помощи модального глагола will, указывающее на простое будущее, а второе – при помощи модального глагола shall, предполагающего получение согласия со стороны собеседника: Will I pass the exams? Shall I open the window? Использование глагола shall как бы сигнализирует: «У меня есть предложение. Но я готов к тому, что мое и твое мнение могут не совпадать!». Точно такой же сигнал подает использование модального глагола should при передаче просьб или предложений в косвенной речи с глаголами advise, ask, beg, suggest. Поэтому русская фраза «Он предложил написать письмо» может переводиться на английский двояко. Если предлагает действие и будет его выполнять один и тот же человек, что это передается при помощи сочетания глагола речи с существительным на –ing (герундием). He suggested writing (me) a letter… «Он предложил написать (мне) письмо», если же идея исходит от одного человека, а осуществлять ее будет другой, то после глагола речи обязательно должно следовать придаточное предложение с модальным глаголом should: He suggested that I should write a letter…. «Он предложил мне написать письмо» или «Он предложил, чтобы я написал письмо». Аналогичное допущение о возможности несовпадения взглядов на ситуацию разных ее участников представлен в грамматических системах других германских языков, например, дат. Hun foreslog ham at de skulle leje doktor «Она предложила ему, чтобы они поиграли в доктора».(Ср. русск. вариант с инфинитивом «Она предложила ему поиграть в доктора» ). Нем. Er will das erlebt haben «Он (утверждает, что) пережил это». Конструкция «wollen + перфектный инфинитив» указывает на то, что взгляд на ситуацию говорящего не совпадает с тем, что заявляет субъект. Er soll das erlebt haben «(Утверждают, что) он пережил это». Конструкция «sollen + перфектный инфинитив» указывает на то, что точка зрения окружающих может не совпадать с точкой зрения субъекта высказывания.

Ожидая негативного отношения к себе, говорящий на иностранном языке начинает сразу «вживаться» в этот негативный сценарий. И это неизбежно отражается в том, как он держится и как говорит. Состояние языковой неуверенности и страха автоматически вызывает изменение физического состояния человека: сбивается ритм дыхания, поза становится сгорбленной и зажатой, голос слабеет, возрастает продолжительность и звуковое заполнение пауз. Ожидая неудачи, тело перестраивается в физиологический режим неудачи. Наверняка, это связано и с происходящими при этом биохимическими изменениями в организме. Собеседники непроизвольно улавливают эту невербальную информацию, и уже как следствие невербальных сигналов начинают обращать больше внимания на языковые промахи говорящего.

По меткому наблюдению Бернарда Шоу, «In this world there is always danger for those who are afraid of it». – «В мире всегда найдется опасность для тех, кто этого мира боится».

Ожидание враждебности стимулирует агрессию на биохимическом уровне. Одного близкого мне человека в детстве сильно испугала собака. Удивительно, но факт: когда мы идем с ним по улице, нам встречается намного больше собак, чем когда этого человека нет рядом. Причем каждая маленькая собачонка считает своим долгом яростно его облаять. Собаки чувствуют его неосознанный страх! Ату его! Часто люди считают, что становятся жертвой враждебного отношения окружающих, хотя, на самом деле, сами провоцируют его своими опасениями.

Что с этим делать?

Часто на семинаре я провожу экспресс-упражнение. Я обращаюсь к тем, у кого в ходе предыдущих групповых обсуждений возникло желание вставить своею реплику, прокомментировать что-то, задать вопрос, но кто остановил себя, посчитав, что собеседникам это покажется неважным, неправильным, неинтересным, глупым и т.п. Я предлагаю высказать это соображение вслух и задаю вопрос остальным, не возникали ли у кого-нибудь еще подобные же вопросы и соображения. Оказывается, что возникли, и у многих! Очень важно дать каждому возможность убедиться, что любые твои идеи имеют право быть высказанными и будут с пониманием выслушаны, точно так же, как и идеи любого другого человека.

Стоит также проанализировать собственный положительный опыт общения, чтобы убедиться, что в ситуациях, когда общение на иностранном языке протекает удачно, в нем отсутствуют опасения по поводу реакции собеседника. (См. об этом в разделе «Моделирование ресурсных состояний»).

Если та или иная модель «чтения мыслей собеседника» все же возникает, полезно научиться использовать ее как стимул для создания активной внутренней реакции: «Говори  о том, что важно сказать!» Подобная внутренняя команда поможет уйти от оценок и сосредоточиться на процессе говорения. Это должна быть позитивная короткая фраза, которая бы поддерживала режим общения на иностранном языке. Поэтому имеет смысл создать для себя особую команду для каждого иностранного языка. Пусть это будет короткая фраза, типа англ. Stay focused! нем. Heraus mit der Sprache! ит. Vai avanti! исп. Di lo! дат. Sig frem!

Важно не только создать для себя такую внутреннюю команду, но и обязательно поупражняться в ее использовании в тренировочных ситуациях, чтобы устойчиво связать ее со своими собственными ресурсными параметрами общения на иностранном языке (См. раздел «Моделирование ресурсных состояний).

Внешними звуковыми сигналами, позволяющими говорящему сфокусироваться на предмете разговора, могут также служить вводные предложения. Надо только помнить, что они эффективны, если в процессе общения не повторяешь одну и ту же вводную фразу, а пользуешься разнообразными речевыми оборотами. Задача состоит в том, чтобы с их помощью подчеркнуть особенно важные идеи, причем не только для говорящего, но и для его собеседников.

Хорошо, если при этом предмет обсуждения представляется как c позиции говорящего, так и с позиции слушающего, а также с позиции объективной реальности.

Сконцентрироваться на предмете разговора говорящему помогают такие фразы как, например, англ.: What I am going to say is … «Я хочу сказать, что…»; My point is… «По моему убеждению…»;  I mean that «Я считаю, что…) (1 лицо); What may interest you is… «Вам,  возможно, будет интересно, что…»;  You know, that… «Вы знаете, что…»;  As you see … «Как вы сами понимаете…» (2 лицо); It’s obvious to everyone that… «Всем понятно, что…»;  People know, how important it is… «Люди знают, как важно….» (3 лицо).

Глазами лингвиста:

«Cупертипы» языков в зависимости от их грамматической ориентации на действительность, говорящего, слушающего

Еще в 1934 году немецкий лингвист Карл Бюлер предложил модель рассмотрения любого человеческого языка как средства общения, обязательно содержащего три составляющие: 1) действительность, 2) говорящий, 3) слушающий. По теории К. Бюлера, эти три обязательных участника коммуникации вместе образуют как бы три угла треугольника, устанавливающие три языковые функции, которые присутствуют в любом высказывании: 1) репрезентация, 2) экспрессия, 3) апелляция. (Эта модель получила в лингвистике название «треугольник Бюлера»). Любое языковое высказывание в одно и тоже время сообщает о действительности, служит средством передачи отношения говорящего и коммуникативным сигналом слушающему.

Позже датский лингвист-типолог Пер Дурст-Андерсен обратил внимание на то, что грамматические системы разных языков имеют разную приоритетную ориентацию на: а) отражение действительности, б) самовыражение говорящего, в) информирование слушающего. Это дало ему основание выделить разные языковые «супертипы». Так, в языках, ориентированных на реальность (к ним Дурст-Андерсен относит в том числе и русский язык), более маркированными оказываются репрезентативные грамматические категории: вид (характеристика действия), падеж (синтаксические роли участников ситуации). В языках, ориентированных на говорящего, значительнее представлены экспериенциальные грамматические категории: разветвленная система наклонений, в том числе модальная подсистема индикатива и категория эвиденциальности (наблюдаемости / ненаблюдаемости говорящим того, о чем он сообщает). В качестве языков этого супертипа Дурст-Андерсен приводит турецкий, болгарский, грузинский языки. Наконец, в языках, ориентированных на слушающего, маркированными оказываются  эвокативные грамматические категории: категория временной отнесенности (перфектности) и референтности (артикля). Примерами последнего супертипа могут служить такие германские языки, как английский и датский.

Так, например, датский язык широко пользуется частицами, чтобы различать, достоверность высказывания с точки зрения говорящего, с точки зрения слушающего и с точки зрения объективного положения дел. Например, предложение «Han er nok rejst hjem» значит: «(Исходя из того, что я знаю,)  он, конечно, уехал домой». Тогда как предложение Han er vel rejst hjem значит: «Он, конечно, уехал домой» (И ты, ведь тоже так считаешь?). А предложение Han er vist rejst hjem означает: «(Судя по наблюдаемым фактам,) он, конечно, уехал домой». Исследователи датских модальных частиц утверждают, что речь иностранцев, не пользующихся модальными частицами, воспринимается датчанами как звучащая с «прагматическим акцентом», несмотря на ее лексическую, грамматическую и фонетическую правильность.

Итак, самое главное в процессе коммуникации – оставаться сфокусированными на том, что важно для тебя и для собеседника. Stay focused! Оценка результатов, «разбор полетов», должны быть обязательно. Но не в момент общения на иностранном языке, а после, чтобы проанализировав ошибки, в следующий раз улучшить свои результаты. Но пока ты находишься в режиме общения, думай только о том, что и как ты должен сказать. You are on the wire! All the rest is waiting….

 

Канадский психолог Мерилин Аткинсон как-то рассказала о трагедии, произошедшей лет десять тому назад с труппой воздушных гимнастов под руководством известного циркового артиста Карла Веллинды. В результате обрыва тросов почти вся труппа, находившаяся в тот момент под куполом цирка, погибла. Сам Веллинда получил тяжелейшие травмы, но выжил. А потом смог не только преодолеть свою инвалидность, но и вернуться к цирковой профессии и продолжал поражать зрителей мастерством воздушного гимнаста. Когда журналисты спрашивали его, как у него хватает мужества после всего произошедшего подниматься на головокружительную высоту и проделывать там сложнейшие акробатические трюки, он неизменно отвечал: «Когда я нахожусь там, под куполом, жизнь – это цирковая проволока. Все остальное – подождет». «Life is the wire. All the rest is waiting!»

Нет комментариев на “Первая книга серии”
Извините, комментарии к записи закрыты.